четверг, 16 мая 2013 г.

Цветок грез -- Мак

С самых древнейших времен существовали три символа, которыми люди украшали самые древние, самые архаичные свои храмы и священную утварь -- это виноградная гроздь или листья винограда (символ вина), листья или шишечки хмеля (пиво) и прекрасный цветок мака (символ сна и смерти). Древние греки считали мак атрибутом не только бога сна (Гипноса), но и бога смерти (Танатоса). Известно, что приготовленное из мака снотворное зелье имелось уже у древних египтян, которые пользовались им как лекарством и для этого возделывали даже близ города Фив тот же самый вид мака (Рараver somniferum), который возделываем и мы. Наркотических свойств сока мака древние не знали и употребляли его лишь в качестве болеутоляющего лечебного средства. В наше время целительные свойства мака отступили, не выдержав конкуренции с синтетическими анальгетиками. И на первый план выступил смертельно опасный сок этого цветка, опиум, источник героина, морфина и других опаснейших наркотиков. Но цветок ни в чем не виноват. Виноваты люди, потерявшие чувство меры, не ощущающие грани между жизнью и смертью, а иногда и просто некрофилы, поклонники Танатоса...

    Кому приходилось бывать на юге России и видеть хлебные поля, усеянные, как огоньками, бесчисленными ярко-красными цветами мака, тот, без сомнения, согласится со мной, что это одна из прелестнейших сельских картин, какую можно себе только представить. Не мудрено поэтому, что мак-самосейка (Papaver rhoeas), как называют в науке этот вид мака, привлекал к себе уже в древности внимание человека.

    Уже древнегреческие девушки полюбили его яркие цветы, обрывали их атласные лепестки и, положив их на образованный согнутыми большим и указательным пальцами левой руки круг, ударяли по нему изо всей силы ладонью. Удар сопровождался более или менее громким шумом, лепесток разрывался, и по силе треска молодые гречанки определяли, как сильно влюблен в них их возлюбленный. Игра эта называлась у них игрой в любовь, а самый выдававший сердечную тайну цветок носил название dylephilon -- любовного шпиона.
    От древних греков игра эта перешла сначала к древним римлянам, а от них к итальянцам, у которых существует и до сих пор. Отголоски ее сохранились также и в Германии, где мак поэтому часто называют розой-хлопушкой (Klatschrose) и где игра эта также всюду практикуется, но только потеряла уже свое гадательное значение и служит лишь забавой для детей.

    Еще более эта игра изменилась во Франции. Здесь дети играют маковыми цветами, не столько употребляя их лепестки в качестве хлопушек, сколько делая из них куколок. Чтобы сделать такую куколку, лепестки мака отгибают книзу и связывают травинкой. Тогда коробочка (головка) мака представляет собой как бы головку и тело куколки, а отвернутые лепестки -- ее платьице. Куколку эту называют обыкновенно enfant du choeur, то есть мальчиком, прислуживающим в римско-католической церкви за обедней, так как платье у этих мальчиков бывает большею частью красное.
    Другое применение в детских забавах имеют цветы мака во Франции еще в игре, носящей название «петушок или курочка?», где требуется разгадать: содержит ли в себе нераспустившийся еще бутон мака белые или красные лепестки. Если лепестки белые -- значит, курочка, если красные -- петушок. Отгадать это довольно трудно, так как, по не объясненной еще причине, лепестки в этих бутонах бывают почему-то вначале иногда белые, хотя впоследствии все становятся одинаково красными.

    Кроме этих детских забав цветы мака в юго-западных католических странах употребляются для украшения церквей в день Сошествия Св. Духа. Особенно это практикуется во многих местностях Прованса, где маленькие дети, одетые ангелочками идут в этот день в процессии перед священником, несущим Св. дары, и усыпают маковыми цветами его путь. От этого, вероятно, цветы мака в Провансе носят еще название цветов ангелов.

    У нас, в России, хотя цветы мака и не имеют особого значения в церковных празднествах, но купола церковные носят часто название золотых маковок, а Москва за многочисленность своих храмов в старину сопровождалась даже постоянно народным эпитетом «золотые маковки». Здесь, конечно, название маковок относится более к верхней части головы, которую мы обыкновенно называем «макушкой, маковой»; тем не менее некоторая, вытекающая из сходства маковой головки с нашей головой символика наблюдается и во многих русских поговорках и песнях.

    Малороссы, например, так говорят: «Головка, як макивка, а в ней и разуму, як наклано»; или в одной малороссийской песне поется: 

«Убыв брата родного,
А шурина вирного,
Покатилась голова
Так, як макивочка».
 
    Символика эта, впрочем, существовала уже и у древних греков, которые называли мак «kodeion», а человеческую голову -- «kodeia», и особенно у древних римлян, у которых Нума вместо приносившихся в прежнее время в жертву Юпитеру человеческих голов стал приносить маковые головки. То же самое случилось и со зверским умилостивительным жертвоприношением детскик головок богине Мании -- призрачному существу, имевшему будто влияние на жизнь детей. Юнием Брутом детские головы были заменены здесь головками чеснока и мака.

    Нельзя также обойти молчанием и известный в истории Древнего Рима рассказ о взятии города вольсков -- Габий. Это было в 515 году до н. э., в царствование Тарквиния Гордого. Будучи не в состоянии взять этот город ни голодом, ни приступом, Тарквиний придумал хитрость. Старший сын его, Секст, притворившись, что отец, рассердясь, прогнал его от себя, бежал к габийцам и обещал им помочь в борьбе с римлянами. Добродушные и доверчивые габийцы не только поверили этой сказке, но даже имели неосторожность поручить ему начальство над всеми своими войсками. Тогда, заручившись властью, Секст послал тайком к Тарквинию верного своего раба узнать, что ему дальше делать, как поступать? Когда посланный Секста явился, 

Тарквиний был в саду. Вместо того, чтобы ответить на предложенные ему сыном вопросы, он начал быстро ходить по саду и сшибать бывшей у него в руках тросточкой самые высокие головки мака, которым были засажены некоторые клумбы его сада. Возвратясь к Сексту без всякого ответа, раб рассказал ему только то, что видел. Но Сексту этого было вполне достаточно. Он понял, что отец, сшибая самые высокие головки мака, хотел этим сказать, что Секст должен обезглавить или умертвить всех начальников габийцев. Секст поступил так, и город был взят. Таким образом, и здесь маковые головки явились символом человеческих голов.

    Укажем еще, что маковые цветы играли некоторую роль и у древнеиталийских народов (этрусков, пелазгов и др.). По словам Отто Брунфельса, они приготовляли из мака разные снадобья и делали из его красных лепестков платье своему богу ада -- Дису, или Оркусу, отчего мак получил даже особое латинское название «0rci tunica», то есть одежда Оркуса. Не от этого ли древнего, обычая сохранился и у нас обычай одевать на сцене дьявола, а за ним и Мефистофеля в ярко-красного цвета плащ?

    Переходя опять к Малороссии, скажем, что мак в малороссийских песнях является часто еще символом красоты и молодости.

 http://www.mnemosyne.ru/flowers/flowers2.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий